October 2017

S M T W T F S
123 4 567
8910 111213 14
15 161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
oryx_and_crake: (Default)
Thursday, August 14th, 2014 06:39 pm
В студенческой столовой. Правда, девушка, стоящая справа, похожа на Марию?




под катом много фото... )

Продолжение следует



oryx_and_crake: (Default)
Monday, August 11th, 2014 07:36 pm
Идем дальше по территории университета.

Без прямой связи с Робертсоном Дэвисом, но в его время его современники Бантинг и Бест открыли инсулин в здании, которое стояло вот на этом месте. Тоже, наверно, как Ози Фроутс, возились с дурно пахнущими субстанциями.



Под катом - 13 фотографий )

Продолжение следует!



oryx_and_crake: (Default)
Monday, August 11th, 2014 04:45 am
Выполняю давно обещанное (частично реализованное здесь)... Прогулка по Кенсингтон-маркету и университету Торонто с заходом в Дэвисовские места.





Под катом много фото )
Продолжение следует!!!




oryx_and_crake: (Default)
Tuesday, November 27th, 2012 03:57 pm


На "Лабиринте"
Книга-загадка о жизни преподавателей канадского колледжа 80-х годов ХХ столетия. Их жизнь, внешне размеренная и упорядоченная, богата на события, тайны и эмоции. Текст романа, полный отсылками к великим мыслителям Античности, Средневековья и Возрождения, втягивает читателя в атмосферу карнавала, на котором присутствуют маски из средневековой Европы и современные ученые-исследователи, чья научная деятельность была высмеяна Дж. Свифтом. Сюжетные линии романа, переплетенные как на средневековом узоре, создают увлекательное чтение, где современность опирается на далёкое прошлое, что дает возможность автору вставлять в роман полуфантастические сведения и события.
Замечательный перевод, сделанный Т. Боровиковой, позволяет не только получить удовольствие от чтения романа, но и полностью погрузиться в атмосферу жизни его героев.

На Озоне
В какой-то мере его книги "давят интеллектом", но не настолько, чтобы вам хотелось их закрыть и больше никогда не начинать снова.
Русский перевод заслуживает отдельного внимания! Стилю переводчика позавидовал бы и Толстой! Читается легко и приятно!
Ну и, конечно, книга Дэвиса - это всегда хитро закрученная интрига. Она никогда не бывает прозрачна, как у Агаты Кристи.
"Мятежные ангелы" - это рассказ об одних и тех же событиях, но от лица двух разных персонажей. И это тоже очень интересно, потому что люди ведь правда все очень разные...


На Лайвлибе
Больше всего мне там понравились два момента.
1) Когда героине делают предложение с упором не на любовь (хотя ее тоже обещают), а на дружбу, потому что она важнее всяких "пылких чувств" и с годами только крепнет, в отличие от них, - и она соглашается, замечая, что до сих пор мужчины ей предлагали любовь, секс и что угодно, но дружбу никто не предлагал.
2) Мысль, что никто быстро не купит роман начинающего автора, как бы он ни был гениален, а вот роман убийцы с руками оторвут. Поэтому герой становится убийцей, и его расчет полностью оправдывается, что в общем наводит на мысли о современном читателе...
А собственно герои-"мятежные ангелы" меня как-то не особо впечатлили. Хотя описание учено-университетской среды любопытное. Если оно правдиво, то ничем оная среда там не лучше оной среды здесь, похоже.

На Лайвлибе
"Мятежные ангелы" - более медленная, более тягучая и размеренная книга. В ней больше рассуждений и размышлений. Не стоит ожидать и быстрой смены декораций и резких поворотов сюжета (и, наверно, как раз этого мне не хватало на протяжении всей книги). Да и не может этого быть, ведь книга об университетской среде, в которой, собственно, и разворачивается действие. Книга обо всем понемногу: о человеческих отношения, о любви, о науке и ученых, о цыганах (очень, кстати, интересно!), о деньгах, о книгах и книгоиздании... А еще мне понравились герои, каждый по-своему (даже антигерой произвел немалое впечатление), они очень разноплановые, образные и живые. Финал, что называется, с изюминкой. Ну а как иначе, ведь это Дэвис. Еще из плюсов - повествование от имени двух героев (Марии Магдалины Феотоки, молодой аспирантки, и Симона Даркура, священника) - два полюса видения одних и тех же событий.




Купить ""Мятежных ангелов"" в интернет-магазине "Лабиринт"

Все мои переводы в интернет-магазине "Лабиринт" - если вы собираетесь покупать какие-то из этих книг, мне будет приятно, если вы их купите через мою ссылку
oryx_and_crake: (Default)
Saturday, July 28th, 2012 07:31 pm
Очень приятно видеть вменяемую рецензию человека, который явно прочитал книгу.
http://yerevan.ru/2012/07/27/novaya-trilogiya-robertsona-devisa/

Эта история начинается со смерти собирателя и знатока искусства Фрэнсиса Корниша. В качестве исполнителей своего завещания он назначил трех своих друзей — специалиста по средневековой психологии профессора Холлиера, профессора греческого языка преподобного Симона Даркура и специалиста по средневековой литературе Эркхарта Маквариша. Рассказчиков двое — отец Даркур и аспирантка Холлиера Мария Магдалина Феотоки, умница, красавица и наполовину цыганка. Мария, к тому же, специалист по Рабле, а в бумагах покойного обнаружилась неизданная рукопись великого насмешника. Немалое очарование книге придает мать Марии — самая настоящая колдунья-цыганка, язычник дядя, влюбленный в Беби-Иисуса, и, конечно, бывший монах и бывший гений, а нынче просто университетский приживала Джон Парлабейн, пишущий свою Великую книгу и вымогающий деньги у всех подряд. И все это под сенью колледжа Святого Духа, который среди своих ласково именуется «Душком».
Вторая книга трилогии заканчивается тем, с чего началась первая — смертью Фрэнсиса Корниша. Именно он и является главным героем этого, несомненно, лучшего в трилогии романа под названием «Что в костях заложено». Этот роман входил в шорт-лист Букера 1986 года, но, увы, проиграл Кингсли Эмису.
Из этой книги становится ясно, что Фрэнсис Корниш был совсем не тем, кем казался — вместо скучного неряшливого дедушки, одержимого жаждой собирательства, перед нами предстает молодой гений и авантюрист, проживший интересную жизнь и оставивший после себя множество загадок.
(...)
Третья книга трилогии называется The Lyre of Orpheus («Лира Орфея»), на русском языке её выход ожидается примерно через три месяца. Книга рассказывает о том, как свежеиспеченный «Корнишский Фонд» решает спонсировать молодых и авантюрных начинателей. Таким начинателем оказывается неумытая гениальная девица по имени Шнак, которая решила дописать и поставить неоконченную оперу Э.Т.А. Гофмана «Артур Британский, Великодушный Рогоносец».

Особо хочется отметить великолепный перевод первых двух книг (и, будем надеяться, ожидаемой третьей) на русский язык, осуществленный Татьяной Боровиковой — в переводе не пострадал ни великолепный язык Дэвиса, ни его чудесный острый юмор и словесная игра.


Отрывок из "Орфеевой лиры", третьей книги трилогии (осторожно, содержит спойлеры по первой части!)

Если вы собираетесь покупать книгу - мне будет приятно, если вы это сделаете через мою ссылку.

Первая книга трилогии - здесь.

Все мои переводы в онлайн-магазине "Лабиринт"

oryx_and_crake: (Default)
Monday, March 12th, 2012 04:06 pm


Аннотация странноватая, но по сравнению с аннотацией "Эксмо" на "Год потопа" - практически Шекспир по жизненной правде и выразительности.


oryx_and_crake: (Default)
Wednesday, December 8th, 2010 07:28 pm

Кухни у меня нет, но есть плитка и небольшой холодильник в ванной. Я сделал себе тосты и кофе, и достал банку меда. Не очень подходящая еда для человека, начинающего полнеть, но мне чужда современная лихорадочная погоня за стройностью. Еда помогает мне думать.

Речь Брауна была изложена в газете не целиком, но довольно полно. Мне приходилось встречать Мюррея Брауна, когда я работал приходским священником, до того, как занялся научной работой. Он был озлобленным человеком и дал выход этой злобе, отправившись в крестовый поход во благо бедняков. Думая об обидах, нанесенных малоимущим, Браун мог всласть предаваться гневу, как угодно выходить из себя, приписывать низкие мотивы любому, кто с ним не соглашался, и сбрасывать со счетов, как несущественное, все, чего не понимал. Консерваторы его ненавидели, а либералы стыдились, так как он обладал чрезвычайно узким кругозором и не имел определенных целей; но он находил достаточно единомышленников, чтобы снова и снова избираться в парламент провинции Онтарио. Он вечно с чем-нибудь яростно боролся, бичевал те или иные прегрешения, а теперь вот обратил свое внимание на университет. В своем примитивном стиле он был довольно ловким полемистом. Неужели мы тратим такие огромные деньги для того, чтобы профессора возились в дерьме, а девицы несли похабную чушь в аудиториях? Конечно, нам нужны врачи, медсестры, инженеры; может быть, даже юристы. Нужны экономисты, в разумном количестве, и учителя. Но нужны ли нам всякие излишества? Слушатели соглашались, что нет.

Интересно, счел бы Мюррей излишеством меня? Несомненно. По его мнению, я дезертир. Мюррей считал, что задача священников – работать с бедняками: пусть не так эффективно, как специально обученные социальные работники, но уж как могут, и незадорого. Я полагаю, что представление о религии как образе мышления и чувства, который может забирать все интеллектуальные силы здорового человека, Мюррею и в голову не приходило. Но я отработал свое на посту священника в Мюрреевском смысле и обратился к преподаванию в университете, потому что убедился, если воспользоваться любимой формулировкой Эйнштейна, что серьезные ученые-исследователи – единственные по-настоящему верующие люди в наш глубоко материалистический век. Узнав, как трудно спасать чужие души (да и спас ли я на деле хоть одну душу за девять лет приходской работы среди бедных и не столь бедных?), я хотел обратить все время, какое у меня было, на спасение собственной души, заняв должность, которая оставляла бы мне время для главной работы. Мюррей назвал бы меня эгоистом. Но так ли это? Я изо всех сил тружусь над великой задачей по отношению к человеку, наиболее близкому ко мне и наиболее податливому к моим усилиям, и, быть может, своим примером мне удастся убедить еще горстку людей сделать то же самое.

Далее... )

oryx_and_crake: (Default)
Friday, November 5th, 2010 02:54 pm
- Am I shocking you, Maria?
- Certainly not by telling me you're one of the Gays.
- Ah, but I'm not, you see; I'm one of the Sads, and one of the Uglies.
The Gays make me laugh; they're so middle class and political about the whole thing. They'll destroy it all with their clamour about Gay Lib and alternative life-styles, and all love is holy, and 'both partners must be squeaky clean'.

(и чтоб два раза не вставать)

- Are you down on him because he's Gay?
- He's a sodomite, if there's anything gay about that. But that doesn't make him evil, necessarily. So was Oscar Wilde, and a kinder, more generous man never walked in shoe leather.

Заранее спасибо. (кросс-пост в ру_транслейт)
oryx_and_crake: (Default)
Thursday, November 4th, 2010 08:48 pm

Робертсон Дэвис

Мятежные ангелы

Корнишская трилогия, книга 1

Новый рай I

- Парлабейн вернулся.

- Что?

- Вы не слыхали? Парлабейн вернулся.

- О Боже!

 

Я спешила по длинному коридору сквозь болтовню студентов и сплетни преподавателей, и вновь услышала то же в разговоре двух сотрудников колледжа.

 

- Вы, наверно, не знаете про Парлабейна?

- Нет. Что я должен знать?

- Он вернулся.

- Сюда?

- Ну да. В колледж.

- Не насовсем, я надеюсь?

- Кто знает? С Парлабейном никогда не скажешь.

 

То, что нужно. Мне будет что сказать Холлиеру, когда мы встретимся после почти четырехмесячной разлуки. В нашу последнюю встречу он стал моим любовником – во всяком случае, мне лестно было так думать. Несомненно, он стал предметом моей мучительной любви. Все летние каникулы я не находила себе места, маялась и надеялась на открытку из Европы, из неведомых краев, где скитался Холлиер. Но он не из тех, кто посылает открытки. И не из тех, кто много говорит про свои чувства. Но и у него бывают приливы чувств; и он порой им поддается. В тот день, в начале мая, когда он рассказал мне о своем последнем открытии, а я – охваченная жаждой служить ему, завоевать его благодарность, и, может быть даже любовь – совершила непростительное и выдала ему тайну бомари, он, кажется, взмыл на крыльях чувства, и именно тогда заключил меня в объятия, уложил на этот ужасный диван у себя в кабинете и взял меня в неразберихе одежды, скрипе пружин и страхе, что нас кто-нибудь застанет.

На этом мы расстались... )

oryx_and_crake: (Default)
Thursday, November 4th, 2010 08:48 pm

Робертсон Дэвис

Мятежные ангелы

Корнишская трилогия, книга 1


Новый рай I

 

- Парлабейн вернулся.

- Что?

- Вы не слыхали? Парлабейн вернулся.

- О Боже!

 

Я спешила по длинному коридору сквозь болтовню студентов и сплетни преподавателей, и вновь услышала то же в разговоре двух сотрудников колледжа.

 

- Вы, наверно, не знаете про Парлабейна?

- Нет. Что я должен знать?

- Он вернулся.

- Сюда?

- Ну да. В колледж.

- Не насовсем, я надеюсь?

- Кто знает? С Парлабейном никогда не скажешь.

 

То, что нужно. Мне будет что сказать Холлиеру, когда мы встретимся после почти четырехмесячной разлуки. В нашу последнюю встречу он стал моим любовником – во всяком случае, мне лестно было так думать. Несомненно, он стал предметом моей мучительной любви. Все летние каникулы я не находила себе места, маялась и надеялась на открытку из Европы, из неведомых краев, где скитался Холлиер. Но он не из тех, кто посылает открытки. И не из тех, кто много говорит про свои чувства. Но и у него бывают приливы чувств; и он порой им поддается. В тот день, в начале мая, когда он рассказал мне о своем последнем открытии, а я – охваченная жаждой служить ему, завоевать его благодарность, и, может быть даже любовь – совершила непростительное и выдала ему тайну бомари, он, кажется, взмыл на крыльях чувства, и именно тогда заключил меня в объятия, уложил на этот ужасный диван у себя в кабинете и взял меня в неразберихе одежды, скрипе пружин и страхе, что нас кто-нибудь застанет.

 

На этом мы расстались... )