March 25th, 2017

oryx_and_crake: (oryx_and_crake)
Saturday, March 25th, 2017 03:55 pm
Ничего не могу сказать, кроме как процитировать старую пародию на Стругацких:

Суета вокруг ёлки

— Странно всё это, — проворчал Арамис Донкихотошвили, поправляя прожектор на своём пиджакторе.
— Ерунда, — отмахнулся Агафон фон Штрассенбург.
— Давай по порядку. Откуда вообще взялась эта флора? — Арамис кивнул на ёлочку, воткнутую в хальт хендехоха.
— Как обычно, — сказала Эмилия Пугачёва. — Вано приволок.
— Вот-вот. Именно он, заботливый шеф Иван Хосе-Раулевич Гаусс де Авиценна. А знаете откуда?.. Вытащил из мусорного сигмалёта. Каково? Видик у неё, помните, был непрезентабельный. Эмилия даже носотрон воротила.
Арамис откинулся в креслинге, закинув ногатор за ногатор, и потыкал в ёлку перстом.
— А нынче — нарядна и много-много активизирует радостевой центр так называемого мозга.
— Ну? — Хором спросили Маня и Эрих Ремарк.
— Будет, как в прошлом году, вот увидите. Шеф умыкнёт казённые гамма-дровни и ретранслирует ёлку в лес. И врубит копейка в копейку на тот самый корешок, о который я вчера споткнулся. Она дивно там будет произрастать, стабильно зелёная и стройная. А вояц будет ей песенки выть на пару с дежурной метелью.
— Кто-кто? — обернулся Агафон.
— Вояц, милок. Бедняга — волчище с заячей мордой, которого стажёр Джордж Гордон Трайнин сгенерил на зачёте по ТМБ. Итак, резюме: шеф наш, Иван Хосе-Раулевич, живёт в обратную сторону!
— А точно, точно! — вскинулся Агафон, жуя котлетор. — Возле него снежинки из сугробов скачут и чешут прямо в облака.
— О, господи, — вздохнула Эмилия, — ну какое это имеет значение, ежели мы все роботы?


Борис Ганин
// Литературная газета. — 1982. — № 14. — С. 16.