Tuesday, June 6th, 2017 11:22 am
 Немецкий философ Шлеймахер ставит вопрос не про «слово в слово» и «смысл в смысл», а уже гораздо интереснее. Он начинает говорить о двух типах перевода, которые современная переводческая наука называет domesticating translation («Понимания вас как англичанина, я думаю, как бы вы это написали, родившись под русским небом?», — так писал Диккенсу в XIX веке великий русский переводчик Иринарх Введенский) — и foreignizing translation (берём ничего не подозревающего русского и забрасываем его в Англию. И он там, конечно, понимает, что говорят, но ему всё чуждо, странно, неловко и некомфортно).

*

Мы живём в очень жестком пространстве ожиданий от перевода. По представлениям российского читателя, перевод должен звучать так, как будто текст был написан по-русски — это считалось правильным весь советский период, и продолжает считаться сейчас.

Или можно всё-таки читателя взять за шкирку и показать, что другая литература — на самом деле другая, но при этом читателю придется гораздо больше напрягаться. (...) Вы можете интересоваться тем, что это другая культура, или не интересоваться. Подозревать, что ваши читатели этим интересуются, или считать, что вашим читателям это неинтересно. Нужно выбрать.

здесь

Tuesday, June 6th, 2017 03:37 pm (UTC)
Ну как; переводы же оказали влияние на язык. Хемингуэйщина, ремарковщина; ну и Воннегут тоже повлиял. Такие дела. Аренда тента. Конечно, спасибо Райт-Ковалевой, да и многим другим тоже.

И потом, культура менялась. 200 лет назад переводили с древнегреческого для людей, которые знали древнегреческий. Сейчас частенько люди знакомы с английским.
Tuesday, June 6th, 2017 06:19 pm (UTC)
Поскольку я запоем читаю на 4-х языках, у меня всегда проблема, на каком языке купить книгу, в них не входящую. Скажем, японскую. То есть с испанской нет проблем, мне кажется, английский перевод будет удачнее, потому что меньше надо domesticate. Или там, шведские или датские книги читаю на немецком по той же причине. А вот с японским сложнее. Пока что брал пару русских переводов и один английский. Все-таки оно настолько далеко от обеих культур, и даже подходов к повествованию, что разницы не заметил, по крайней мере по этой шкале. Английский перевод был рассчитан, по словарному запасу, на несколько менее образованного человека, чем русский, мне так показалось. Но и то, просто субъективное ощущение.
Wednesday, June 7th, 2017 05:01 am (UTC)
Ой, это же очень интересный вопрос, на самом деле!
Мне кажется, что в прежние времена действительно имел смысл адаптированный перевод. Но сейчас, во-первых, все в мире так глобализовано, что разница между странами и культурами размываются. Во-вторых - интернет, современные СМИ, ставшие гораздо более доступными поездки и даже возможности работать/учиться в другой стране - вобщем, люди, даже самые обычные, гораздо больше знают о других странах, чем раньше (а если все-таки чего-то не понимают, сноски и гугл им в помощь). Вобщем, я считаю, что наступило время переводов "слово в слово" :)
Wednesday, June 7th, 2017 02:16 pm (UTC)
Немалая часть блога записана по семинарам В. Сонькина и А. Борисенко, они много лет ведут такой переводческий семинар в МГУ, а в более ужатом виде -- в CWS в Москве в Тургеневке. О доместикации и форенизации они говорят очень много всегда (я к ним прошлой осенью на занятия ходила). Если копнуть чуть глубже, то видно, что в истории происходит "колебание маятника". В какой-то период модно перевод одомашнивать, а в другой, наоборот, приучать читателя к иноязычным веяниям. У А.Л. Борисенко диссертация во многом об этом -- о советской школе перевода, когда сложился примат domesticating translation. А у ее дипломника Андрея Азова вышла интереснейшая монография "Поверженные буквалисты" -- как раз о том, как этот примат в СССР складывался. https://www.litres.ru/andrey-gennadevich-azov/poverzhennye-bukvalisty-iz-istorii-hudozhestvennogo-perevoda-v-sssr-v-1920-1960-e-gody/